Назад к списку

Горизонт. Глава 2. 

Лучше бы я умер. Сгорел бы вместе с самолётом. 

Эта мысль звенела в ушах, заставляя зажмуриваться, но под действием лекарств растворялась в тёплых воспоминаниях, залитых солнечным светом. 

Я рос беспечным босоногим мальчишкой, запускающим на склоне холма бумажного змея. Белые крылья с красными стрелками. Пеньковая верёвка, зажатая в кулаке. Тёплый солоноватый ветер, пропитанный запахами морских водорослей. Ощущение пьянящей беззаботности, которую невозможно больше воссоздать в настоящем. 

Отец стоял за мной и с хохотом разматывал катушку. Кричал, чтобы я не вздумал выпускать верёвку из рук, иначе моего змея украдёт облако. Я видел над головой бескрайнее ярко-синее небо с размытыми белыми кляксами – они любовались своим отражением над водой, словно соревнуясь с чайками. Я бежал по склону, утопая в пыли и молодой траве. Отец шёл за мной и что-то кричал вслед, размахивая мотком верёвки. 


После занятий в школе я бежал на уроки кунг-фу. Наспех надев кимоно, присоединялся к ученикам в большом прохладном зале. Учитель всегда начинал занятия с философии буддизма, вбивая в наши ветреные головы фундаментальные знания. Учил нас правильно дышать и концентрироваться на ударах. Учил осознанно владеть телом, не вкладывая все силы в единственный рывок. Я на всю жизнь запомнил его уроки. Они помогали мне управлять эмоциями, в то время как многие срывались. На тот момент эти знания казались благом, но в тот вечер, когда я сорвался, не сумев посадить самолёт, они стали проклятием. Прежний мир и мир будущего соединились в палате в то утро, когда я нашёл себя среди живых. Они буквально выпотрошили меня. Пресловутые бог и дьявол сошлись в спарринге, но каждый из них проиграл в тот момент, когда я открыл глаза. 

…До выпуска из лётной академии оставался год, до первых полётов – шаг. Я больше не мог смотреть на небо глазами обывателя. Оно стало моей обителью, моим воздухом, смыслом всей жизни, крепко завязавшим глаза атласным полотном цвета ночного неба. 

В первое время оно впускало наш учебный самолёт в свои владения осторожно, позволяя двигаться наощупь. Проходящие транзитом сквозь нашу реальность редкие облака казались мимо проплывающими призраками. Снижаясь, я видел исчезающую в предрассветном сумраке вереницу из рассыпанных по небесной тропке звёзд. Помню, как на мгновение мне показалось, что я увидел сердце Вселенной, которое оказалось гораздо ближе, чем упоминалось в книгах. Это осознание изгнало остатки страха, не дающего спать перед экзаменами. Обратило в осколки тьмы. Именно тогда я понял, что она не имеет силы. Лишена света настолько, насколько мы лишаем света наши собственные души, веря в худшее. Мы напрасно ищем любовь в страхе, забывая о том, что нужно учиться вкладывать, а не брать. Любовь будет бездонным колодцем, если не плевать в него. Она будет тем самым светом, который станет топливом для новых дорог. Маяком, соединяющим наши пути воедино, и заботящимся о том, чтобы каждому хватило света. 

В небе я неизменно оказывался в мире, где ещё не изобрели электричества. В мире, существующем на протяжении долгих тысячелетий. В мире, где прошлое до сих пор встречается с будущим. 

 Да, звёзды определённо стали ближе. 

Я по-детски верил, что бог встретит меня в небе… 


Дата публикации: 15.11.2017 

Данный текст защищён законом об авторском праве РФ. Копирование запрещено.