Назад к списку

Горизонт. Глава 1

Примирить небо и землю… 


Помню крик второго пилота. Резкий, пронзительный. 

 Запах гари забивал нос. Под рукой что-то шуршало и перекатывалось. В лицо летели обрывки бумаги, чертежи, схемы – всё то, что мы успели собрать во время рейда над Атлантикой. Я не мог пошевелить ногами. Тело налилось тяжестью, глаза заливал пот. Изо всех сил пытался удержать сознание. Боль туманила разум, не давая собраться с силами. Дурнота сковала горло, но я не мог повернуться набок. Захлёбываясь в приступе кашля, повернул голову, пытаясь отдышаться. Кровь стучала в висках, словно молоток. 

 Напарник продолжал истошно кричать.Слышался треск фюзеляжа, скрежет. Металл царапал асфальт, рассыпаясь как карточный домик. Значит, мы всё-таки на земле. Падать уже некуда. 

Я пытался дышать глубже, но дым словно разъедал лёгкие. Тошнота сдавливала горло, усиливая спазмы. Ужасно хотелось пить. Хотелось вскочить на ноги и уйти отсюда. Почему-то я считал, что как только прекратится протяжный скрежет обшивки по асфальту, то или подоспеет помощь или остановится сердце. На этой мысли держалось сознание, как на тонкой серебристой нити, готовой оборваться. Я не мог отключиться раньше, чем кто-нибудь подоспеет к нам. Не сейчас. Не сегодня. Это слова отца, которые эхом разлетались в голове на фоне воплей напарника. Сухой, надтреснутый старческий голос звучал на фоне рёва затихающих моторов. На фоне вспыхнувшего пожара. На фоне шороха бумаг, подгоняемых ветром. 

Не сейчас. Не сегодня. 


Истошный крик второго пилота резко оборвался. 

Я пытался поднять голову и посмотреть, как он там. Жив ли? Слышал его голос где-то сзади и сбоку. Там, откуда в лицо летели обрывки чертежей, смешанные с мокрым снегом… 

Шею свело судорогой. Сквозь дым видел куски битого стекла и обугленный край обшивки, за которым бушевало пламя. Алекс где-то там, за пламенем… 

Гул огня нарастал. Приближался ко мне, обдавая жаром. Ещё немного и я увижу, как полыхает моя кожа, как языки пламени набрасываются на промасленную одежду. Животный страх бушевал где-то в подсознании – я не позволял ему одолеть меня. Нужно терпеть. Держаться за серебристую нить. Даже тогда, когда она пахнет топливом… 

Смутно помню, как меня вытаскивали из-под обломков. Голоса спасателей сливались с шипением пламени, которое заливали пеной. Меня уложили в носилки. 

Казалось, прошла вечность перед тем, как я открыл глаза в военном госпитале.  


Дата публикации: 15.11.2017

Данный текст защищён законом об авторском праве РФ. Копирование запрещено.